Мир «Сёдзи»

И снова беззаботное время – период студенчества. Вчерашние школьники повзрослели на воробьиный скок и получили новый опыт – отсрочку от армии, которая «где-то там, за горами»; не думая о плохом, они особенно внимательны друг к другу – знакомятся, влюбляются, развлекаются. Полным ходом идёт переосмысление ценностей, и прежних друзей становится порой не узнать: настолько по-иному они думают и говорят, даже выглядят.

_IjQWHE_7H0

Окончив школу, многие с трудом переживали изменение коллектива – прежняя система ориентиров, которую они постигли хорошо, преломилась, искрошилась и стала неактуальна. Аттестат на руках, ЕГЭ позади. Студенческое самоощущение, в отличие от школьного, амбициозно – в первый класс нас много лет назад отвели родители, а мы и не спорили, не гадали – просто не имели выбора, катились в торной колее. Но обязанность-«колея» закончилась, и вот уж выбор сделан, свободный, и теперь нас влечёт собственная смутная волнующая фантазия о будущем, а потому тревожит и желание по максимуму проявить себя.

И так обидно сознавать, что кто-то превосходит тебя в чём-то! Кто-то умнее, талантливее, быстрее, сильнее тебя. Представьте, какое я увидел на лице выражение у моих одноклассников и школьных учителей, когда показал, дал им прочитать мою книгу и литературные журналы с публикациями моих рассказов и очерков! Очень умная, добрая, опытная учительница языкознания Светлана Юльевна, которая с третьего раза приняла у меня экзамен, долго крутила в руках эти «диковинки», повторяя одно и то же:

– Вот это да! А ничего не предвещало…

А следом и учитель по аналитическому чтению Маргарита Бруновна, казалось, утратила дар речи на несколько секунд… Её «– Не верю!» аплодировал бы сам Станиславский.

Мораль: мы добиваемся успеха лишь тогда, когда к чему-нибудь стремимся; одни ребята пытаются чем-то выделиться, другие наоборот – затаиться. Я не любил таиться, считая слабостью покой, а скромность – ленью. Порою это и мешало, наказывало жёстко, но благодаря душевной неусидчивости, моя такая активность приносила неплохие плоды, которыми все настоящие друзья без лести восхищались.

OjSpO6VHXmMiLFxXUxB1Vc

Занятное интересное хобби – вот что требуется человеку, чтобы не «закиснуть» в  душном сером мире суеты. Одни предпочитают чтение, другие занимаются подвижными видами спорта, а есть и такие, которые день и ночь просиживают в Интернете за играми онлайн или комментариями в группах. Возможность общаться с единомышленниками – в студенческие годы это пятьдесят процентов будущего успеха; понимаешь, что ты такой не одинок и у тебя по-прежнему есть поддержка. Сверстники, сами увлечённые, оказывают немалое влияние и на тебя, с ними чаще и себе находишь новые занятие по душе. Если раньше, в школе, собирал комиксы, то сейчас – книги, например, восточных классиков. Раньше коллекционировал диски с видеоиграми, а с развитием Интернета это хобби отпало, как неважное, устаревшее. За неимением того занятия ради которого хочешь спешить домой или быстрее делать семейные дела, впадаешь в меланхолию. Рутина, однотонная жизнь без перемен для многих в тягость. И вот этим «многим» становится просто необходимо раскрепоститься, «отстреляться». Но часто подходящего «полигона» под насущные потребности не найти в одиночку – на помощь приходят друзья… или виртуальные средства, вроде того же Интернета.

Мой самый молодой знакомый, увлекавшийся паркуром, выйдя на работу, потерял прежних приятелей, разъехавшихся по России в поисках заработка. Несколько лет и я не видал его, только слышал от коллег по литературному цеху:

– У Дениса – ребёнок, супруга, времени не хватает ни на что.

И вот пару дней назад он вдруг «нашёлся» в литературном объединении «Водолей», воодушевлённо рассказывал, что есть такой «Сёдзи» – клуб любителей ролевых игр, анимешников, паркурщиков, фанатов ниндзя, отаку и других. «Сёдзи» с японского языка: деревянная перегородка, украшенная по возможности рисунками, и одновременно служащая дверью внутри японского жилища. Почему клуб назвали именно так? Наверное, потому что его завсегдатаи способны широко открыть человеку глаза на новые, неведомые, но интересные вещи. Если тебе скучно и нечем заняться – посети «Сёдзи», не забудь оплатить ежемесячный взнос – 100 рублей. Не жадничай: эти деньги идут на организацию разнообразных культурных мероприятий.

В помещении на остановке «Турист» располагается антикафе «Минутка». Не кафе, обрати внимание: здесь ты платишь не за блюдо, а за проведённое время (минута – рубль). Такой «шведский стол» навыворот. Один раз в неделю* в «Минутке» проводятся собрания участников клуба «Сёдзи».

Я конечно тут же отправился в клуб, благо был четверг, и узнал, что две немногочисленные омские группы «Вконтакте» – «Нека» и «АнимеClub», посвящённые Японии, мечутся в поиске любителей шумных и весёлых встреч. Борис – сорокалетний мужчина, семьянин, бывший лидер объединения фантастов «Алькор»*, в которое входят омичи, выпустившие свои книги в ЭКСМО. Повар и… ниндзя, по словам Лады Васильевой – его супруги – продвигает деятельность клуба в массы. Ха-ха, тайный клуб в кафе… будит ассоциации… «Бойцовский клуб» с Бредом Питом… Но нет, мыло из человеческого жира в нём не варят, не делают взрывчатку, чтобы подорвать банк, не разбивают лица, не занимаются никакой вообще незаконной деятельностью.

Читают в клубе стихи, играют на гитаре, поют авторские песни, показывают трюки, рассказывают интересные истории. Само помещение антикафе украшено разноцветными бумажными фонариками, завешано постерами с героями из аниме и дорамы, обставлено доспехами самураев, кимоно и оружием. Меню там каждый день обновляется: сегодня, например, плов из курицы или пельмени, завтра – яичница или окрошка. Ха-ха, где вы спросите японские изысканные блюда!? Но Борис вам ответит, как ответил мне:

– Это не японский ресторан, не суши бар! Вообще не общепит. Сюда заходят не ради желудка. Оригинальное сочетание русского с японским – кимоно с пельменями!.. Просто наслаждайся гостеприимством и заводи новых друзей.

Боря – человек, заворожённый Японией, духом этой удивительной страны. Его увлекает история Ямато, самураи, кланы ниндзя, мастера, сёгуны. Он усердно учит японский язык, посещая курсы, читает классиков: Юкио Мисиму, Ясунари Кавабату, Кобо Абэ, Эйдзи Ёсикаву. Из современников Борис прочёл несколько книг Харуки и Рю Мураками. У Харуки его любимая – «Норвежский лес», у Рю – «Дети из камеры хранения». На полке между доспехом самурая 16 века и кимоно стоят рядами как ополченцы-асигару книги японских авторов.

– Втисну меж ними, Витёк  и твой «Последний рассвет», и ты будешь классиком! – шутит Боря, растягивая в улыбке тонкие бледно-розовые губы. – Кавайную статью написал о тебе Женя Барданов. На сайте «Наша молодёжь» читал, толково!

Создать «японский» клуб, где ребята найдут единомышленников, сконструировать маленький мир, где станет вращаться молодёжь, узнавая и «примеряя» интересы друг друга, было заветной юношеской мечтой этого теперь уже взрослого человека – семьянина, отца четырёхлетнего Ромки.

Мир клуба «Сёдзи» не замыкается на помещении антикафе «Минутка». Боря водит большой отцовский микроавтобус, частенько вывозит друзей на пикник, к реке или на озёра. Последний раз Денис Качуровский ездил с ним на озеро Демидово в Муромцевский район. Боря жарил шашлык, а ребята пели песни, кто на японском, кто на русском, но все – «косплеили», дурачась, изображали своих любимых героев.

В этом году проектная команда Бориса Штурова поедет на «Ритм», мероприятие, проводимое общественными организациями во главе с Министерством культуры. Там они будут защищать литературный проект под названием «Сибирь – Ямато», хотя с названием ребята пока не определились. Сборник статей, произведений о Японии, написанных только сибиряками. Похвастаю: туда Боря обещал взять пару коротких глав из моего романа о Японии – «Последний рассвет».

– Сержусь на Сашку и Натаху – не смог с ними ужиться в «Алькоре», – жалуется Боря в скверную минуту меланхолии. – Я тут издаюсь за свои кровные, а они – в Москве. Зато у меня есть «Сёдзи», и я вижу, как моё любимое дело и другие любят!

Расскажу теперь о тех, кому посчастливилось найти свою «вторую половинку» в мире «Сёдзи».

Кирилл Михайлов, мой юный друг-анимешник, обрёл единомышленников именно там. Голодный, он искал кафе в какой-то из четвергов. Случайно увидел открытый зал, полюбопытствовал… Теперь исправно посещает аниме фестивали, «тусуется» в новой компании, о которой мечтал, переписывается и встречается с любителями этого жанра.

А вот девушка, студентка четвёртого курса Аграрного университета Серафима Орлова, занимается ниндзюцу. Там она повстречала интересного молодого человека, увлекающегося искусством боя на мечах – кэндо, – Степана по прозвищу, естественно, Кэнсин (японское имя – Сердце меча). Теперь они вместе занимаются восточными искусствами и уже планируют свадьбу.

Марина Терехова – комикс-мейкер, писательница. Девушка рисует мангу и пишет рассказы, в её сюжетах трансформеры и нео-сапиенс (полу-роботы и полулюди по её задумке), жаждущие любви и торжества справедливости. Мало того, что она фанатично увлечена этим, так ещё и посещает спортивный зал, имеет разряд по жиму штанги лёжа. Марина – сильная девушка, с первого взгляда понимаешь, что рядом с ней должен быть не менее крепкий парень, похожий, наверное, на генерала Гатса из аниме «Берсерк» или на Джета из «Ковбоя Бибопа», если продолжать ход по «анимешной линии». Достойного молодого человека подобрать для этой девушки, казалось бы, невозможно, но в клубе нашёлся такой же комикс-мейкер и рисовальщик манги, но только не посещающий «качалку». Проблему решили легко – Артём и Марина стали ходить в тренажерный зал вместе.

Немало приятелей встретил и я, распахнув пёстрые сёдзи. Денис Качуровский оборудовал комнату и часть огорода, тренируется строго по режиму и по системе мастера Дошинкана, создавшего стиль «пустого кулака» – «Каратэ-до». Кира Сойенова, красивая татарочка, иногда приносит катану на День города или фестиваль аниме «Широй Хасу» (яп.: белый лотос), выделывает им этакие кренделя прямо как настоящий ниндзя.

Мне и вправду с трудом верится, что мои друзья-ниндзя бесшумно прыгают по крышам и ведут ночной образ жизни. Хобби, оно и есть хобби, – призвано поддерживать здоровый интерес к жизни. На первом плане у каждого всё-таки работа и семья.

6VJn4HP6EWk

 


* Хозяин антикафе Борис Штуров выбрал для сбора участников клуба «Сёдзи» четверг по названию своего любимого произведения Джона Стейнбега – «Благостный четверг».

* «Алькор» – писательский клуб, в который до сих пор не вступил ни один из членов двух союзов писателей. По словам Александра Полякова, нового гуру омских фантастов, участники «Алькора» способны без чьей-либо помощи продвинуть свои произведения в крупные редакции. Так Наталья Бульба, Евгения Лифантьева, Алексей Мегедь и другие выпустили по нескольку книг фантастической серии в издательстве ЭКСМО.

Виктор Власов

Добавить комментарий